Официальный сайт памяти Махачева Гаджи Нухиевича (легендарного ХIажикlо), выдающегося государственного и общественно - политического деятеля Дагестана, России и Кавказа, миротворца и правозащитника, крупного хозяйственника и мецената, ученого и педагога, истинного патриота своей малой и большой Родины - Республики Дагестан и Российской Федерации, всенародно избранного лидера на состоявшихся пяти легитимных съездах Aварского народа

Меню

Коммерсант

«Федеральные силы не готовы к партизанской войне»

 Депутат Госдумы Гаджи Махачев, руководивший в 1999 году дагестанским ополчением, заявил корреспонденту «Власти» Алле Бараховой, что в событиях пятилетней давности виноваты спецслужбы, которые вовремя не приняли меры в отношении ваххабитов.

 - Почему пять лет назад стало возможно вторжение боевиков в Дагестан?

Начинать надо с ваххабизма. Когда это течение появилось, руководство Дагестана не проводило никакой идеологической работы. К ним потянулась молодежь. В итоге они вывесили в Карамахи и Чабанмахи зеленое знамя и ввели шариатские законы. Два села превратились, чуть ли не в отдельные государства, которые не подчинялись российским законам и руководству Дагестана. Они даже бомбоубежище начали там строить. Я, будучи депутатом парламента республики, заявлял тогда, что этого допускать нельзя. Но МВД и ФСБ не предпринимали никаких мер. Зато в эти села приезжали из Москвы компетентные люди, министры. Некоторые говорили: « Какие хорошие люди они даже в гольф умеют играть». Кто их держал, для чего их держали, кто их спонсировал.... так мы и не поняли.

- На переговоры в эти села ездил даже сам премьер Степашин.

- Ничего они не дали. Не нужно было этого делать.

- Вы помните день вторжения?

- Утром меня вызвал председатель Госсовета: «Сынок, на нас напали бандиты», «А чего они хотят?» --- « Исламскую республику» «Они видно, историю Дагестана забыли,--- пошутил я тогда.--- Еще никто силой не подчинял себе Дагестан - ни Надыр - шах, ни Тимур - хромой. Раз им земля наша нужна, мы их похороним на этой земле» Надо ехать туда, сынок»,-- сказал Магомедали Магомедов. Когда я добрался до места, они уже захватили Ансалта. Я видел в бинокль, как боевики хозяйничают и мародерствуют в селе. Когда я понял, что село будут бомбить, велел выводить из него людей. Люди просили: « Мы готовы все покинуть. Уничтожьте этих бандитов»

- Вы лично собирали ополчение?

- Да их и собирать не надо было. Я возглавляю Народный фронт Дагестана имени имама Шамиля, и наши ребята сразу подтянулись туда.

- Выбить оружие для ополченцев было трудно?

- Было недоверие со стороны центра и армии. Мы просили: дайте нам оружие, мы сами с ними расправимся, ведь мы лучше знаем горы. В конце концов, нам дали старые карабины СКС (карабины времен Великой Отечественной войны-«Власть»).

- Когда это произошло?

- Когда боевики пошли на Ботлих, нам, наконец, выдали карабины. Во время первой войны в Чечне, ребята из Народного фронта продавали свои машины и вооружались. Вот если бы не было тогда этого арсенала и мы не подошли бы туда вместе с солдатами, вряд ли там можно было что-то сделать.

- «А сколько тогда было собрано ополченцев»

- Сразу подтянулись где-то полторы тысячи в Ботлих. Еще шесть тысяч встали в Хасавюрте, шесть с половиной тысяч в Казбековском районе, и три тысячи в Новолакском районе. Я тут хочу отметить, что весь дагестанский народ от мала до велика был готов, с оружием в руках защищать каждую пядь своей земли и целостность нашего государства. Хотел бы выразить благодарность и молодым солдатам, приехавшим с разных концов нашей страны для отражения агрессии со стороны бандформирований. Многие участники трагических событий 1999 года были награждены за мужество и героизм в борьбе против международных террористов. Но, думаю самая большая награда это благодарная людская память.

- Что стало потом с ополчением?

- Когда боевиков выбили из Дагестана, я предлагал Квашнину (бывший начальник Генштаба Анатолий Квашнин - Ъ), давайте не будем, распускать ополчение, и пойдем дальше до конца на Чечню и там уничтожим бандитов. Ведь чеченский, народ, с которым мы всегда жили в мире и дружбе страдает он них ни меньше, чем дагестанский, но, к сожалению, это предложение не было поддержано. Я также предлагал расставить ополченцев вдоль границы с Чечней, дать им командиров, и они будут бесплатно защищать свои села. Но тут пошла политика: стали говорить, что вооруженные люди могут захватить власть. Поэтому нам сказали: « Спасибо, но оружие надо сдавать». И что характерно, сдано было все, ни один ствол не исчез.

  • Кто виноват в том, что этот рейд вообще состоялся, и боевиков не остановили еще на границе с Чечней: власти республики, силовики?

- Армия не виновата. Войска вели себя грамотно. Виноваты спецслужбы. Поздно спохватились. Ведь все знали, что в Чечне прошла шура. Разведка могла узнать, что на ней обсуждали. За три месяца до рейда Шамиль Басаев прислал к нам людей. Они сказали: «Мы знаем, что Народный фронт Дагестана нас не поддержит, но хотя бы не мешайте нам. Мы хотим пройти через Хасавюрт». Я сказал им, что никто никуда не пройдет, и доложил об этом и руководству республики, и ФСБ.

  • То есть, вы предупреждали власти о возможном нападении еще весной?
  • Заранее.

- Хорошо, первый рейд на Дагестан еще можно объяснить внезапностью нападения, но почему силовые структуры допустили второй?

-Еще в Ботлихе я предупреждал, что нужно принять меры по Казбековскому и Новолакскому районам ведь они граничат с Чечней. Но и на это никакой реакции не последовало. В итоге боевики там поймали врасплох липецкий ОМОН и райотдел.

- За дагестанские события Сергей Степашин поплатился постом премьера. С назначением Владимира Путина премьером ситуация в Дагестане изменилась?

- Особенно после того, как Путин приехал непосредственно в Ботлих, где шли боевые действия. Это подняло дух у народа. Тогда и армия поняла, что дагестанцы не те люди, которые будут стрелять в спину. Что мы можем воевать рядом.

-- Недавно боевики совершили вылазку в Ингушетию. Может такое повториться и в Дагестане?

-Я официально заявляю, пока мы не создадим в каждом селе отряды ополчения,будут взрывать и будут убивать. Федеральные силы не готовы к партизанской войне. Если в село вошел боевик, нельзя же уничтожать все село. Ополченцам легче контролировать ситуацию - они всех в лицо знают. Сотрудники МВД делают многое, но есть и такие случаи: он полковник МВД Дагестана, а его двоюродный брат бегает в лесах Чечни.

- Но в Ингушетии напали не на граждан, а на работников МВД и прокуратуры?

- Если бы у граждан Ингушетии было оружие, они бы положили бандитов. Скажу честно, в Казбековском, Ботлихском, Хасавюртовском, Гумбертовском, Цумадинском районах у ребят осталось оружие, они всегда готовы встать по первому зову. И я бы хотел, чтобы МВД не преследовало наших ребят. Когда была угроза целостности России, нам разрешили вооружаться. А зачем сейчас так относиться? Они держат этот автомат не для того, чтобы убивать или разбойничать. Если я живу в Ботлихе и с автоматом гуляю по Махачкале, то тогда, пожалуйста, наказывайте по закону. Но в горах он нужен для самообороны. Вот будет стабильность в Чечне, тогда и оружие никому не нужно будет.

- Если сейчас произойдет что-то подобное, сколько вам понадобится времени, чтобы собрать людей?

- В течение суток соберу всех.

- А если, как в Ингушетии, за два часа сумели бы собрать?

- Там за два часа всех собрали?

-Нет. Там за два часа боевики провели операцию, и силовые структуры не успели ничего сделать.

-А мы успеем. Мы же потомки имама Шамиля.

Коммерсантъ «Власть» 2 августа 2004 год

Прочитано 131 раз
Яндекс.Метрика
Top