Официальный сайт памяти Махачева Гаджи Нухиевича (легендарного ХIажикlо), выдающегося государственного и общественно - политического деятеля Дагестана, России и Кавказа, миротворца и правозащитника, крупного хозяйственника и мецената, ученого и педагога, истинного патриота своей малой и большой Родины - Республики Дагестан и Российской Федерации, всенародно избранного лидера на состоявшихся пяти легитимных съездах Aварского народа

Меню

Новое дело

«У нас каждый считает себя имамом Дагестана»

Нет нужды представлять читателю «НД» постоянного представителя Дагестана при президенте России Гаджи Махачева. Как успешный политик регионального и федерального масштаба Махачев формировался в сложное, неоднозначное перестроечное время, что не могло не сказаться на его судьбе. С ним можно соглашаться, можно оппонировать, но факт, что рассуждения постпреда вызовут определенный резонанс в Дагестане.

 

«Это суета мелких, несчастных людей»

- В Дагестане, по сути, началась предвыборная борьба за пост президента республики. Кто или что инициировало процесс?

- Никто специально не инициировал, и это не «предвыборная борьба за пост президента», это фальстарт. Это суета мелких, несчастных людей, которые бегают от одного к другому для поддержки, мутят воду, бросаются грязью и сами себя перепачкали. Хочу им сказать: слушайте, прекратите это позорище, что вы вовлекаете в наши республиканские дела этих продажных журналистов и телеведущих. Они помощники только в том, чтобы облить грязью вашу родину, нашу республику. На провокационные вопросы дайте достойный ответ, вы же дагестанцы! Это вас унижает, а не президента Дагестана. На что вы годны после этого! Кто вам доверит республику, если вы за нее постоять не можете, а пресмыкаетесь, как насекомые. Перед кем? Не стыдно вам?

 

Какая это борьба, с чем вы боретесь? Все равно вопросы решаются в Кремле. Если бы была настоящая борьба за власть, вот тогда бы вы узнали, что это такое. И думать бы забыли! Если кто-то думает, что своими публикациями-провокациями он сможет обратить на свою склочную персону внимание Кремля, он глубоко ошибается. Если обратят внимание, то очень негативное, а скорее всего - никакого. Каждый достойный дагестанец должен сейчас сплотиться с президентом, поддерживать его в деле, которое он делает. У нас один Дагестан и у нас один руководитель, и нормальные люди должны ему помогать. Я понимаю, идеальных людей нет, проблемы всегда есть, но решать их надо в деловом режиме у себя дома.

- В свое время был так называемый «северный альянс», теперь просто «альянс», география которого намного ширеЧего хотят члены «альянса»: они решают свои задачи или пекутся о Дагестане?

- «Альянсы» географические, широкие, узкие, члены, не члены - это все придумки журналистов и политологов. Знайте, у каждого своя голова на плечах. Но хочу сказать вам, дорогие друзья, есть люди, которые действительно пекутся не о себе, а о Дагестане, которые готовы за это рисковать собой.

 

Не думайте, что все только свои меркантильные задачи решают. Но есть и такие, которым все мало, разводят возню, роются по углам в поисках мусора и потом разбрасываются грязью. Дают советы, как правильно управлять! Советы каждый может давать, но Страны Советов уже нет давно, вот такие советчики-антисоветчики довели ее до гибели. Лучше каждый на своем месте пусть делает все возможное для Дагестана.

- Усиленно муссируются слухи, что за «альянсом» стоит Сулейман Керимов. Насколько правдоподобны слухи?

- Слухи бывают правдоподобные или неправдоподобные, но они остаются только слухами. Их можно только муссировать. Я этими вещами заниматься не хочу. Хочу только сказать: никто за альянсом не стоит, ни Сулейман Керимов, никто другой. В альянсе состоят нормальные люди, мужественные и авторитетные в Дагестане. За ними никто не может стоять, потому что у нас каждый считает себя имамом Дагестана.

- Существует точка зрения, что Муху Алиев видит в действиях Керимова (налоги и инвестиции в Дагестан) вызов собственной власти. Вы согласны?

- Вот именно - это «точка зрения», а надо шире смотреть. От налогов и инвестиций Керимова только польза для Дагестана, это можно лишь приветствовать. Но если кто-то думает, что этими действиями можно совершать «вызовы власти», то он глупый человек, кто бы он ни был - при деньгах он или при власти.

«Товарищи! Аварцы оккупируют наши земли»

- Почему богатые выходцы из Дагестана не вкладывают свои финансовые и прочие ресурсы в республику?

- Потому что у некоторых наших нечистоплотных чиновников животноводческий подход к бизнесу: пасти, стричь и резать овечек - больше они ничего не умеют. Другого способа не знают. Хотели строить «Немецкую деревню». Что это значит? Тысячи людей будут иметь работу, зарплату, сотни людей получат хорошее жилье. Так и только так можно развивать республику. Но у нас вывели людей с лопатами, с топорами, с лозунгом «Не дадим исконную кумыкскую землю!». Но это же не национальный вопрос, это даже ёжику понятно. Другой предприниматель в Шамхале тоже взялся вложить деньги в бизнес-проекты. Встретили его тоже дубинками: «Это наша аварская, даргинская, кумыкская земля». Построили в Дагестане горнолыжный курорт «Чиндирчеро». Молодцы! Но ведь палки суют в колеса. Только вмешательство президента Дагестана позволило бизнесмену продолжать доброе для всех дагестанцев дело. Или, например, я хотел недалеко от Избербаша строить завод по сжижению газа. Необходимость таких предприятий для горного Дагестана объяснять не надо, не говоря о пользе от налоговых сборов в местный бюджет. Заказал проект, заплатил огромные деньги, выбрал место в Каякентском районе. Но глава Избербаша побежал к Магомедали и стал жаловаться: «Нам для городского кладбища земля нужна, а Махачев хочет здесь строить». Я не знаю, с каких пор горцы у берега моря кладбища решили делать! Он еще по местному телевидению выступил: «Товарищи! Аварцы оккупируют наши земли». В итоге Магомедали Магомедович отменил уже принятое решение правительства. А я построил завод в Ставропольском крае, где мне огромное спасибо говорят за рабочие места, за налоги в местный бюджет, за сжиженный газ для населения. Ту землю, которую сберегли «для кладбища», давно распродали. А у нас в горах газа не хватает, рубят последние леса. Вот такой животноводческий подход к делу у чиновников. А молодой, начинающий бизнес еще в утробе забивают. На каракуль. Кто же тогда за свои деньги, товарищи мои родные, будет покупать себе головную боль?

- Говорят, что снятие с поста директора ВВЦ Магомеда Мусаева является знаком недоверия Москвы руководству Дагестана. Ваше видение ситуации?

- Зачем Кремлю «посылать знаки»? Какие знаки? Какое отношение имеет ВВЦ к Республике Дагестан? Про какое «недоверие» вы говорите, кому «назло»?! Если не доверяют, то спокойно освобождают от занимаемой должности. Конечно, снятие Магомеда Мусаева имеет свои причины, точнее - поводы, потому что работал он там давно и успешно. Эти поводы - чиновничьи, кабинетные, аппаратные, они пониже Кремля проводятся. Эту утку про «знаки» пустили, чтобы скрыть вот эти самые интриги. Я не знаю точно, лучше спросить у самого Магомеда. Но вот что я знаю. Сначала у нас в стране финансовый кризис образовался, за ним двинулся экономический, а теперь начинается кризис межнациональных отношений. Ко мне сейчас обращаются многие дагестанцы, которые остались в Москве без работы. Их увольняют первыми, не смотрят на компетентность, исполнительность, опыт, стаж работы. Потому что кавказцы! К нам в постпредство Дагестана недавно обратились 50 уроженцев Дагестана - водителей маршруток, работающих в Подмосковье. Их не увольняли, им просто перестали давать маршруты для работы. Работы нет, заработка нет, что делать людям? И все это ведь по национальному признаку!

 

С Мусаевым, я убежден, так же обошлись. Бывшему губернатору Сахалина нужна была хорошая работа. Где ему ее найти в Москве, все занято. А ВВЦ кто руководит? А там наша пятая графа! Вот и выставили Мусаева и поставили на его место бывшего губернатора Сахалина, которому президент России выразил недоверие за его прошлую деятельность. Кому президент недоверие выражает, тех надо отправлять работать участковыми милиционерами в глубинку или, как раньше, целину поднимать. Сняли с должности губернатора и поставили генеральным директором ВВЦ - это повышение, а не понижение! Сняли Магомеда Мусаева, несмотря на то, что он успешно работал, построил новый современный, роскошный павильон, никаких нареканий не было у него в работе. А тут специально по телевидению провели артподготовку, чернуху, нелепые слухи всякие распустили. И сняли.

«Занимайтесь своим районом»

- Кем инициирован процесс назначения на должность главы УФНС по Дагестану Владимира Радченко? Насколько корректно и адекватно повели себя московские и дагестанские власти?

- Я уже говорил и снова скажу: Радченко - это простой безработный. Его уволили из налоговой инспекции Карачаево-Черкесии. У него есть какие-то друзья среди московских чиновников, и эти нечистоплотные люди устроили так, будто его «посылают к нам на работу». Он является сюда с приказом типа: «Здравствуйте, я ваша тетя, буду у вас жить!». Так не бывает, дорогие друзья! Дагестан - это Россия в миниатюре! У нас каждый первый - имам, каждый второй - герой. Прийти и кого-то толкать не получится, паровозом не затолкаешь. Таких народ у нас не позволит назначить. Народ уважать надо.

Напрасно Сагид Муртазалиев взялся быть сопровождающим этого безработного на должность. При чем тут «русский», «гость», «специалист» и прочие разговоры. Этот Радченко - выскочка, а не «ценный кадр». Я уважаю Сагида как гордость Дагестана, всей страны, олимпийского чемпиона. Но большая политика - это не борцовский ковер, там правила другие и очки начисляют по-другому. Этому надо учиться. Слушай старших, прислушивайся к младшим и сам обобщай. «Ой, русского не пустили» - говорят. Что, мы русских не знаем? Что, у нас русских в дагестанском руководстве нет? Они настоящие патриоты и достойные люди. Из 31 руководителя федеральных ведомств в Дагестане девять - русские. Хороший показатель, да дело не в том - работают хорошо, никто в республике ни разу не протестовал и не будет протестовать, потому что достойные люди. А этого забрасывают, как парашютиста-диверсанта, под видом «ценного специалиста». Никакой он не назначенец из центра, а «кукла», которую изготовили отдельные московские чиновники за спиной у власти. Хотели нам его всучить. Поэтому правильно сделали, что не пустили его. Если он такой сильный и грамотный специалист, профессиональный налоговик, то пусть уважаемый Мокрецов возьмет его себе первым замом. Зачем таким добром разбрасываться?

- Почему оппозиционность наших чиновников действующей власти проявляется лишь в моменты личных проблем и обид? Например, работали вместе - никаких претензий не было, уволили с работы - сразу следуют заявления, что в Дагестане нет никакого порядка и так далее.

- Да, так бывает. Как эмира Бухарского восхваляют: «О великий из великих, о могущественный из могущественных!» - пока сами при его власти. Про таких, когда их снимут, надо говорить: «О гнилейший из гнилейших...». Снимут такого, и сразу все обиженные собираются вместе, выступают, дают интервью: «В Дагестане все плохо, в Дагестане слабая власть». Власть слабая? Сильную власть хотите? Вот я к Муху Гимбатовичу обращаюсь: они хотят сильной власти, покажите им сильную власть, они сами ее просят. Сняли кого-то, значит правильно сделали - не годится, слабак, устал, заворовался! Ведь если про этих снятых рассказать всю правду - хватит материала, Андерсену ловить будет нечего. Достойно надо вести себя, поддержите президента, идите с ним до конца, покажите единство Дагестана, сплоченность, чтобы центр уважал нашу республику.

Имама Низамутдиновича (Яралиева. - «НД») я очень уважаю. Как он руководит районом, не знаю, но он подготовленный, грамотный юрист, прекрасный человек. Вот и занимайтесь своим районом, сначала сделайте его цветочком аленьким, покажите, на что способны. Не надо становиться в позу против республиканской власти. Так же и в Кизлярском районе. Не надо жаловаться, что только 35% газифицировано. Есть в Дагестане места, где до сих пор не было вообще газификации, телевидения нет, света не бывает. Ничего, живут люди, не жалуются. Работайте, делайте свое дело без позы оппозиционности республиканской власти. Продвигайтесь вперед, сплачивайте население района, доведите до 100% газификацию района. Вот тогда люди скажут: «Да, товарищи, район процветает, население живет при коммунизме». Тогда и я буду за продвижение такого руководителя. Раз он район поднял, добился таких успехов, значит сможет и республику поднять. Во многих районах у нас сейчас сидят такие руководители, работают плохо, а когда их из-за этого решат освободить, то сразу превращаются в «крупных знатоков» государственного управления, критиков власти, создают оппозицию, учат всех, как надо работать.
 
А есть и такие борцы за светлые идеалы, протестуют, призывают, возглавляют общественное движение «Отечество»! А как только его на должность посадили, сразу всех своих соратников предаст, за должность держится, поближе к пирогу. Уверяю вас, когда его снимут с должности, он опять захочет вернуться в «Отчество» или начнет создавать что-то подобное. Что же ты во власти не вел себя так, как раньше говорил? Сидел у пирога - все было хорошо, а как оттащат от пирога из-за профнепригодности, опять заводит песенки о свободе и справедливости. Это некрасиво, не украшает человека и мужчину! Таким нельзя доверять, их поезд ушел.

«Магомедали прекрасно знал, кому дает должность и кто они по натуре»

- Вам приходилось работать с Магомедали Магомедовым и Муху Алиевым. Каковы, на ваш взгляд, успехи и ошибки обоих?

- Я вам вот что скажу, друзья мои. Магомедов Магомедали Магомедович много сделал для Дагестана. Пусть он не провел глобальных экономических реформ и так далее. Главным успехом руководства Магомедова было то, что он сохранил единство республики, предотвратил развал, когда вокруг Дагестана горели пожары, массовые межэтнические столкновения, разборки. Он провел корабль под названием «Дагестан» между рифами и пиратам не дал его захватить. Хотя и на самом корабле было неспокойно. Я знаю, что говорю, ведь и я сам многим был тогда недоволен и открыто выступал, и даже кричал в полный рост. Многие его упрекали: вот, мол, «бандитов пустил во власть», то не сделал, это обещал... Слушайте, ну не дал бы он тогда должностей лидерам национальных движений, они все стали бы «бригадными генералами» южного, северного, горного направлений! Товарищи, где вы все сейчас находились бы? И не вылезли бы мы из братоубийственной войны в Дагестане. Магомедали прекрасно знал, кому дает должность и кто они по натуре. Он втянул их в управление, во власть и тем самым не допустил опасной конфронтации. В то время это была политика высшего пилотажа.

Были и ошибки, о которых я и тогда открыто говорил. Например, приняли в 1991 году на III съезде народных депутатов решение «О восстановлении Ауховского района и переселении жителей Новолакского района». Я был против этого решения, потому что вопрос очень непростой - я ведь эту проблему знаю очень хорошо. Мы с Магомедом Хачилаевым были тогда против этого решения категорически. Мы считали, что не надо пока его принимать. Нестабильность в Чечне, да и в Дагестане, была очень опасная. Ведь серьезные проблемы тогда были не только у аккинцев, у всех народов. У нас были и сейчас есть народы и репрессированные, и насильственно переселенные, и разделенные, решать их проблемы надо без новой вражды, так, чтобы не ущемить снова кого-нибудь, чтобы не повторять ошибки прошлого, не повторять сталинских репрессий.
 
Я возражал и потому, что знал: эта декларация - пустые обещания. Я, честно говоря, и тогда сомневался, что за эти сроки будет построен поселок для лакцев из Новолакского района, что деньги не будут разворовывать. Так и случилось. Поселок так и не достроили. Если бы поселок ввели в строй, лакцы из Новолакского района с удовольствием переехали бы в него. Жили бы у моря, рыбу ловили, икру кушали, что плохого. Но ведь не достроили! Хотел бы я знать, как эту проблему будут решать теперь. Снова станем на путь насильственных переселений? Я считаю, что надо провести прокурорскую проверку, создать депутатскую комиссию с привлечением общественности и выявить, как расходовались деньги на строительство поселка, кто будет за это отвечать. Что, снова будем людей выгонять на улицу?
 
Другой вопрос. Я всегда выступал открыто против того, чтобы представители одной национальности выбирались на высшую должность больше двух раз подряд. Пусть руководят и сменяются кумык, аварец, даргинец, тат, цахурец... Но работают пусть не более двух сроков. В нашем многонациональном Дагестане это самая подходящая модель. Убрали тогда эту позицию из нашей Конституции. Я считаю это ошибкой, упущением.
 
А сейчас я прихожу к мнению, что модель кадровой ротации надо проводить для всех ответственных должностей, начиная с директора школы, руководителя вуза и так далее. Это будет объединять Дагестан. У себя в республике пятой графой стали пренебрегать, а требуем, чтобы в России она соблюдалась. Ведь у нас получается, что табасаранцы, рутульцы, лакцы, все малочисленные народы ущемлены, из них никогда никто президентом стать не сможет. Модель такой ротации нужно довести до президента России, когда он будет рекомендовать следующего главу республики. Даргинец - был, аварец - будет свои два срока, пусть следующим президентом станет представитель другой национальности. Тогда не будет клановости и коррупции, будет равноправное отношение ко всем национальностям, единство и стабильность. Муху Алиев - управленец другого типа. Каждому этапу развития - свой руководитель. Тот корабль, который выводил тогда Магомедали, теперь надо полностью реконструировать. Сейчас нет угрозы развала республики, нет войны. Наш президент создает механизм четкого управления путем наведения порядка, направленного на то, чтобы начался устойчивый экономический подъем. Это титанически трудно. Здесь другие задачи, другие достижения, другие трудности и другие ошибки. Но он лучше всех в Дагестане подходит для решения этих новых задач. Пусть кто-нибудь скажет, что я не прав. Он честнейший человек, подготовленный во всех отношениях. Его опыт прошлой работы и при социализме, и в парламенте того бурного времени, его личные качества - знания, работоспособность, не показушный, а подлинный интернационализм, нетерпимость к болтунам и тусовщикам при власти - все это наш общий капитал, капитал республики. Подбор кадров при нем проводится на конкурсной основе, отбирают талантливую молодежь, отправляют в Европу на учебу.
 
Когда все плохо, это сразу видно, никуда не денешься. Но когда намечается перелом в лучшую сторону, начинается рост важнейших показателей, это сразу не увидишь. А ведь успехи за эти три года есть настоящие. Доходы консолидированного бюджета республики утроились! Большинство основных статистических показателей пошли вверх. Я понимаю, цифрами сыт не будешь, начало неуклонного роста не так заметно, как развал. Когда становится лучше, не радуешься, а требуешь, чтобы стало еще лучше. Это понятно. Но у нас за три года построено и введено в строй 47 новых школ, 27 новых больниц, силами органов самоуправления построено 42 новых фельдшерско-акушерских пункта. Введен в строй Республиканский кардиологический центр, оснащенный самым современным оборудованием. Совсем недавно завершили еще один долгострой - лечебное отделение Республиканской физиотерапевтической больницы.
 
А сейчас, когда на нас всех свалился серьезный кризис, в котором не мы виноваты, начинается возня вокруг нашего президента. Ему приходится заниматься теперь самыми экстренными проблемами - безработица начинается! И тут его стали обвинять - то не так, это не эдак. Но вдумайтесь, посмотрите, есть ли среди этих упреков и обвинений хоть одно настоящее, весомое, значимое, на которое можно указать? Назовите. Нет! Я точно знаю, даже те, кто злорадствовал, когда по центральному телевидению карауловы и хинштейны лили свои помои, не сомневались, что смотрят проплаченный черный пиар. С этой стороны ему можно нанести удар. Вот где начинаются его недостатки. Муху Гимбатович только кропотливой, честной и продуктивной работой, а не интригами на светских тусовках и знакомствами с полезными людьми зарабатывал себе авторитет и уважение. Если вы меня спрашиваете про ошибки, то я скажу: Муху Гимбатович, вы видите, на что они идут, ничем не брезгуют. Примените жесткость! Народ вас поддержит. Эти «княжества», которые возвели вокруг себя новоявленные господа, - они никого не чувствуют, ни своего народа, ни центра. С этим надо кончать. Править должен закон, а всех удельных «князей» надо превратить в слуг народа. И тогда охраной им будет народ, а не их личные армии.
 

Нет нужды представлять читателю «НД» постоянного представителя Дагестана при президенте России Гаджи Махачева. Как успешный политик регионального и федерального масштаба Махачев формировался в сложное, неоднозначное перестроечное время, что не могло не сказаться на его судьбе. Предлагаем вашему вниманию окончание интервью с Гаджи Махачевым (начало в №13).

 «Убивая одного, милиция производит на свет сразу  нескольких мстителей»

- Самая большая проблема Дагестана?

- Проблема Дагестана одна, она самая страшная и опасная. Мы говорим «террористы, бандиты, ваххабиты», а самый страшный «терроризм» и «ваххабизм» в Дагестане - это коррупция. Она позволяет бандитам закупать оружие и совершать преступления, она толкает молодежь в отряды «лесных братьев». Помните, смотрели по телевидению, что Басаев говорил: «У меня денег не хватило до Москвы доехать». Давал на дороге деньги и проезжал все блокпосты без осмотра. Это наша общероссийская проблема, ее в отдельно взятом районе, регионе не решишь. У нас почти все делается с помощью взяток. Народ взяли в тиски. Это невыносимо для людей, никакая страна не выдержит. Это вопрос жизни и смерти нашей республики, да и всей нашей страны. Ни экономики, ни образования, ни культуры, ни общественного порядка у нас не будет, пока у нас есть такая коррупция. Она все перезагружает под себя и проводит в жизнь.

Дагестанцы - трудолюбивый народ. Каждый клочок земли обрабатывают, сажают, сеют, коров разводят,молоко получают. Один Левашинский район сможет всю Россию снабдить свежей капустой, а Кизилюртовский - луком. В этом надо помогать людям - для этого государство, а не для сбора и дачи взяток. Надо обеспечить людям пути реализации их продукции. Если дагестанцев поддерживать, у нас в горах апельсины будут выращивать. Трудолюбивому человеку невыносимо давать взятки, чтобы реализовать плоды своего труда. Это возмущает людей.

- Почему немалая часть пассионарной дагестанской молодежи уходит в леса? Кто виноват: милиция, власть, социально-экономическое положение?

- Самое ценное для нас - это молодежь. Но ей нет места в республике, если коррупционные схемы все решают, как сейчас. Милиция! Разве она помогает людям? Она больше стоит на пути и мешает с выгодой для себя. У каждого униженного есть брат, родственник, начинается месть. Молодежь бежит в лес. Надо понимать, что современный город - это еще более густой лес. Леса срубили еще в Кавказскую войну, в XIX веке. Что, теперь будем многоквартирные дома и городские кварталы ровнять с землей? Этот порочный круг надо остановить, разорвать его! Методом насилия и уничтожения не изменишь ситуацию. Неужели не понятно, что, убивая одного, милиция производит на свет сразу  нескольких мстителей. Милиция понимает это и потому сразу прессует всех родственников. Это же Дагестан, дорогие мои! Милиция и солдаты убивают бандитов, бандиты убивают солдат и милиционеров. С обеих сторон молодые ребята. Мы уничтожаем свой генофонд. Так в Дагестане лет через пять-десять молодых не останется, останутся только старики. В Гимры насчитали семь боевиков, но, сколько войск туда подтянули, даже морских пехотинцев. И что? Бандиты спокойно ушли, а народ, сколько времени мучился. Селение оцепили кольцом, сколько милиционеров потребовалось, в каких жутких условиях они там жили, спать не на чем, зимой на бурке на голом полу ночевали.

Так нельзя относиться к защитникам порядка. Если посылаете на спецоперацию, снабдите хотя бы элементарным. Сейчас в Губдене что произошло? Из-за 15 боевиков туда подтянули регулярные войска, армейские части. Почему не доверяют местным работникам правопорядка? В Чечне создали огромный плацдарм, в Дагестане тоже. Почему не доверяют нам, мы же лучше знаем, как надо действовать. Дайте мне возможность, отправим две тысячи наших ребят в центры подготовки, сделаем их настоящими профессионалами, владеющими всеми видами оружия. Сейчас необученную молодежь посылают, они же, стреляя, закрывают глаза! В нашей преданности России не надо сомневаться. У нас 25 тысяч милиционеров, неужели они не справятся с 15-ю боевиками? Дагестанцы - мужественный и гордый народ, они сами разберутся с кучкой боевиков. Нужно только доверие, они не подведут. Без доверия разве вырастишь Карбышевых, Матросовых, Космодемьянских?

Нашли слово - «ваххабит». Никто толком не знает, что это такое, но если хочется поставить человека вне закона, достаточно назвать его ваххабитом, тогда с ним уже можно делать все, что угодно. Мы вернулись во времена, когда слово «враг народа» позволяло вывести человека к стенке и пустить в расход. Сейчас верующего человека, если что-нибудь милиционеру не понравится (борода не такая или усы), можно арестовать и допрашивать с пристрастием... Каждый рядовой милиционер у нас теперь стал «знатоком ислама», выносит религиозные фетвы: кто ваххабит, а кто нет, кто правильно молится, а кто неправильно. Такими методами мы порядок не наведем. Да и порядок такой никому не нужен.

Почему не арестовывают, не берут в плен боевиков? Почему надо дождаться, когда они зайдут в дом, и потом утюжить танками и снарядами, не разбирая виновных и невиновных? Что, хотят скрыть правду, кто стоит за этими бандитами? Почему газ и прочие спецсредства не применяются? С нашими методами борьбы с бандитами мы не добьемся результатов, результат будет нулевой!
 
Я предложил руководству ФСБ и МВД Дагестана: давайте я соберу в Дагестане авторитетных людей и мы займемся возвращением ребят к мирной жизни. Нужна общая амнистия. Там не все преступники, может, 20% скрываются от уголовных преступлений, остальные - кто мстит, кто от обиды, кто по другим причинам решил уйти в лес. Они отвечают: у кого руки по локоть в крови, тех нельзя амнистировать. Но надо с чистого листа амнистировать, если займемся выбраковкой - ничего не получится. Почему покойный Ахмат-хаджи в Чечне начал с чистого листа и добился успеха? Сегодня те же ребята воюют против бандитов, Героями России становятся. Так давайте вернем всех, кто захочет вернуться, из них еще батальон преданных бойцов получится. Но с теми, кто не захочет возвращаться, с теми надо будет без жалости, это люди без знамени, без рода и племени, без родины, это махровые бандиты. Хотелось бы, чтобы Муху Гимбатович обратился к президенту России с предложением провести в Дагестане такую амнистию.

«Нельзя сеять вражду между мусульманами»

- В одном из ваших интервью прозвучало, что «варяги» приносят лишь вред Дагестану. Было упомянуто имя прокурора республики Игоря Ткачева. Вы и сегодня так считаете?

- Зачем вы возвращаетесь к этому вопросу? Я никогда не говорил, что «варяги» приносят вред Дагестану. В том интервью речь шла о конкретном вопросе, и я внятно объяснил, что я имел в виду. И сегодня я остаюсь при своем мнении. Но я с удовольствием изменю мнение по данному вопросу, если будут основания.

- Насколько эффективны в борьбе с так называемым религиозным экстремизмом научно- практические конференции?

- Конечно, на научно-практических конференциях не всегда рождаются самые лучшие решения, но и они помогают. Как доктор юридических наук, профессор и педагог могу сказать, что публичные обсуждения общественных проблем помогают. Многие люди выносят из таких мероприятий много полезного. Что касается борьбы с религиозным экстремизмом, считаю так: надо иметь одно, единое для всех дагестанцев Духовное управление мусульман. Руководителя ДУМД надо выбирать путем ротации. Например, был аварец, а следующим пусть будет кумык, потом лезгин и так далее. А когда, как сейчас, представители одной национальности руководят все время, ДУМД не может стать организацией мусульман, единой для всех дагестанцев. Почему лезгин или кумык, или алим другой национальности не может стать муфтием? Мы же разделяем народы, а не объединяем.

Наши духовные авторитеты должны объяснять нам ислам, воспитывать в нормах праведной жизни, а не поднимать в каждой мечети молодежь на борьбу с ваххабитами, не использовать выражение «враг народа». Нельзя сеять вражду между мусульманами. Если кто ошибается, наставляй его и оставь.

- Аллах ему судья! Ваххабизм -одно из исламских течений. В Саудовской Аравии, на родине ваххабизма, нет же никаких экстремистских движений. Там нормальный, добрый и процветающий народ,живут в религиозной чистоте, хранят святые для всех мусульман места, каждый год принимают миллионы людей, приехавших поклониться в Мекку и Медину. Не надо нашим алимам придумывать всякие «измы» в исламе. А в Уголовном кодексе прописаны все преступления, и там нет статьи про ваххабизм, а есть про преступления, про бандитизм и экстремизм.

А конференции научно - практические нужно проводить не только у себя в Дагестане. Надо собираться всем муфтиям и алимам, ездить по региону. Один раз провести встречу в Карачаево - Черкесии, другой - в Адыгее, тогда больше пользы было бы. Люди должны общаться, видеть друг друга. А мы на Северном Кавказе закрылись в своих республиках, как в своих квартирах. Я ехал через Чеченскую Республику на юбилей парламента Ингушетии. Стоят БТРы, люди в масках с оружием, мирных людей останавливают, мучают обысками, подозрительным отношением. Любой понимает: бомбу никто провозить через блокпост не будет. Бандиты повезут бомбу через горы, лесом пройдут, если надо, взятки дадут. Тогда зачем они стоят на дороге? Это печальное зрелище! Все это мешает нашим народам общаться, чаще видеться. Надо поднимать этот занавес, открывать пространство для общения. Это принесет больше пользы и в борьбе с экстремизмом.

«Люди наши сами хотят жесткости»

- Вы согласились бы стать президентом Дагестана?

- Я, наверно единственный в Дагестане, кто не хочет быть президентом. Огромная ответственность сейчас - быть президентом. Конечно, плох тот солдат, который не стремится стать генералом. Но на этот вопрос нельзя смотреть так: хотел бы - не хотел бы. У нас есть  достойный президент, не надо создавать вокруг него эту мышиную возню. Те, кто суетятся, никогда к власти не приходят. Эти вопросы решаются президентом России. У него есть аналитики, эксперты, специалисты своего дела. У них качественная информация, они хорошо отслеживают ситуацию. Это же не секрет.

Вот вы тоже хотели бы стать президентом и думаете, что знаете, что надо делать для процветания. Ничего бы вы не сделали, если бы стали президентом! Тяжела ты, шапка Мономаха - слышали такое выражение? До процветания еще далеко, но мы четко идем в правильном направлении.

- В прошлом было много шума о наличии огромных запасов нефти и газа в республике, которые должны были превратить ее во второй Кувейт. Насколько существенен потенциал природных ресурсов Дагестана?

- Давайте пока забудем этот вопрос. Не до Кувейта нам. Если хорошо пойдет работа на шельфе с «Лукойлом», мы сможем получить и достоверную информацию о запасах нефти и газа. Еще с советских времен говорилось о почти 500 млн. тонн нефти и 300 млрд. кубометров газа, но я думаю, что это слишком много. По-моему, около 150 млн. тонн нефти и 100 млрд. кубометров газа на шельфе есть. Но на разведку нужны огромные средства, на бурение еще больше. Только чтобы пробурить одну скважину на суше, в наших условиях необходимо свыше 300 млн. рублей. Так что затраты велики, но будем оптимистами.

Как чувствует себя «Дагнефть»? Ходят слухи, что после вашего ухода общество оказалось на грани банкротства.

- Я уже десять лет оперативно не руковожу «Дагнефтью», хотя являюсь председателем Совета директоров. А сложности сегодня у всей нефтяной промышленности России. Конечно, у нас их больше. Цена на мировом рынке низкая и не покрывает расходов, потому что цены на металл, бензин, оборудование, запчасти и так далее остаются высокими. И налоги очень большие. Будем надеяться, что ситуация изменится и с помощью «Роснефти» выправим положение. Главная задача, которую я поставил перед руководством, - сохранить людей, потому что в Южно-Сухокумске, например, другой работы практически нет.

- Многие знаковые фигуры политического и властного бомонда Дагестана ( особенно на  севере республики) ищут дружбы с Кадыровым. В чем дело?

- Искать дружбу не надо, надо  честно дружить. Если кто-то думает, что можно отыскать друзей на стороне для решения своих дел внутри республики, то это неумно и трусливо, и ничего неполучится.

- Одной из самых значительных политических фигур в регионе стал президент Чечни Рамзан Кадыров. В Дагестане есть люди, которые считают, что только такой человек (молодой, амбициозный, бескомпромиссный) может навести порядок в республике. Вы согласны?

- Первое - «он молодой» - да, правильно! Второе - «амбициозный» - никаких амбиций у него  нет, он продолжает дело своего отца, какой горец упрекнет его в этом самом благородном для сына деле? Он занимается возрождением своего народа, строительством и благоустройством. Третье -

«бескомпромиссный» - это правда, никаких компромиссов не должно быть с бандитами, которые не понимают нормального языка, убивают своих граждан. Им 3-4 раза президент объявлял амнистию, но они не образумились. С такими разговор короткий! Рамзан Кадыров хорошо знает свой народ и все правильно делает.

То же самое надо делать и в Дагестане. Люди наши сами хотят жесткости, сами просят - посмотрите по телевидению - выступают и говорят: жесткости нет! Для общественного порядка и государственной дисциплины нужна жесткость, жесткость и жесткость!

 «Пора наводить порядок»

- Как чувствует себя в Москве дагестанская диаспора, насколько значителен ее потенциал?

- Диаспора дагестанская чувствует себя по-разному. Есть те, которым очень хорошо, так хорошо, что они про свою республику позабыли, свысока и снисходительно смотрят на наши проблемы. Есть такие, кто хочет через Москву сразу на высокий пост какой-нибудь в Дагестане прыгнуть. Но для таких намерений у них потенциал очень небольшой. А вообще потенциал московских дагестанцев высокий. Много выдающихся ученых, профессоров, врачей, юристов, высококлассных специалистов. Нам хочется их приблизить друг к другу и к нуждам Дагестана. Этим занимается наше Представительство.

В последнее время в крупных российских городах отмечается рост проявлений этнической нетерпимости, дело доходит и до убийств. Кто виноват?

- Что тут мудрить. Виноваты те, кто обязан по должности охранять права и достоинство граждан, их жизнь. К сожалению, они больше занимаются чем-то другим. Ведь они прекрасно знают, кто такие скинхеды, что за люди, кто за ними стоит, кто их спонсирует. Знают и про другие организации такого же рода. Никто ничего не делает! А если что-то происходит, они стразу первыми выносят «приговор» - это хулиганские действия. Тем самым они защищают, прикрывают их от ответственности. Какие это хулиганы, если калечат, убивают детей, беременных женщин? Это не хулиганство, это нацизм - нацизм под прикрытием деятелей из правоохранительной системы. Вот где нужна работа спецслужб.

Так не должно быть в нашей стране, стране, которая воевала против фашистов и разбила их. А сегодня всякая шпана ходит открыто со свастикой и кричит «Хайль  Гитлер!», бьет, оскорбляет прохожих, если они азиаты или кавказцы. Их держат и прикрывают, я знаю, для своих делишек люди, облеченные властью, наделенные деньгами. Пора наводить порядок. Это зашло слишком далеко, надо положить этому конец.

Посмотрите, что в Прибалтике творится. Сносят памятники воинам Отечественной войны, героев Советского Союза сажают в тюрьму, стариков-ветеранов мучают преследованиями, ходят в форме эсесовцев, которые уничтожали мирное население, жгли деревни. Они стали сегодня героями у них! Нам надо стать непримиримыми и жесткими со всеми, кто оскорбляет наших героев, нашу память о великой Победе. Государство должно стоять горой за каждого нашего гражданина. Надо, как американцы, - за одного обиженного своего гражданина они целый флот могут поднять. Никому никакой пощады, если задевают без вины нашего человека.

Надо стать непримиримыми и даже жестокими с теми, кто унижает наши идеалы, наше достоинство. Где бы они ни были, доставать их из-под земли и наказывать. Вот тогда у нас будет мощная держава, тогда люди почувствуют, что за ними стоит сила - наше государство.

«Новое дело»    10.04.2009г

 
Прочитано 105 раз
Яндекс.Метрика
Top